?

Log in

No account? Create an account
linleague

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> previous 10 entries

April 30th, 2019


03:33 pm - Гендель. Орландо. Theater an der Wien
Давно на меня ничего не производило столь мощного впечатления. Кажется, со времён абсолютного счастья "Партенопы". Но тут совсем другой край эмоционального спектра.



Синопсис оперы по мотивам Ариосто такой: Орландо забросил войну, влюбился в Анжелику, но та влюблена в Медоро, с которым и собирается сбежать. Ещё в Медоро влюблена Доринда, но ей ничего не светит. Орландо сходит на почве ревности с ума, убивает любовников, но потом приходит волшебник Зороастро и всех спасает: любовники живы, рассудок Орландо восстановлен, хэппи-энд.

Что делает Клаус Гут? Он берёт и переносит всю историю в современность, где Орландо реально вернулся с войны, и хотя воспоминания о ней его страшно мучают, приспособиться к мирной жизни он не может, потому и цепляется с маниакальным упорством за Анжелику. Что-то у них было (химия у Кристофа Дюмо с Анной Прохаской будь здоров, аж искрит), но для неё это пройденный этап или вообще случайный заворот, а для него - единственная не-война, которую он знает и которая хоть какой-то луч света в тёмном царстве его головы.

Декорации представляют собой обшарпанную малоэтажку, в одной из квартир которой Орландо и проводит время (назвать это жизнью язык не поворачивается): играет в какой-то невнятный шутер, пьёт пиво, ест пиццу, мастурбирует на распечатанные фотки Анжелики (в спектакле вообще много секса, но всё больше грустного, and sad sex is the saddest sex of all, как известно), периодически спасает обитающих рядом девиц от особо навязчивых приставаний таких же опустившихся своих друганов. Всё это грязно, мрачно, пусто и беспросветно. Во дворе находится фуд-вагончик Доринды, и там же стоит старенький автомобиль Медоро, который всё никак не чинится, чтобы увезти влюблённых. Бесконечно повторяемые разговоры в разных комбинациях героев делают действие похожим на латиноамериканский телесериал (чему немало способствует надпись по-испански и пальмы во дворе), только перемешанный с каким-нибудь Куароном. Поэтому комические вставки (из которых самые запоминающиеся - это рассказ Доринды о своей несчастной любви, который она за сигаретой излагает случайному посетителю, и пьяная ария Зороастро) смотрятся так же органично, как и основная трагедия.

Некоторый бубнёжCollapse )

Il Giardino Armonico делает невозможное: играет Генделя как современного композитора (практически Пьер Менар и Сервантес, ага), позволяя себе при идеальном звучании свободное обращение с темпом и громкостью. Например, пасторальные дудки в арии Доринды про соловья почти не слышны - потому что ну какой соловей в городе, право слово? А когда Орландо засыпает, последние такты идут жутко медленно и запредельно тихо (тут, конечно, и Дюмо совершенно гениальный - абсолютно точно в любой момент владеет голосом, который, будем справедливы, не самый мощный среди контртеноров, при том что сам он только что скакал за Анжеликой козликом по всем лестницам декораций). Зал не дышит в этот момент.

То, что кукушечка у травмированного ветерана поехала довольно давно, ясно с самого начала. И будничность обстановки только усугубляет дело. Зороастро периодически приходит к нему с душеспасительными беседами, но весьма недвусмысленно посылается. В конце и он сдаётся, соглашаясь с тем, что банка пива=волшебный напиток. Анжелика рвётся выбраться из этого болота непрошеной обсессии, отчаяния и одновременно живой (и нетоксичной!) маскулинности, но сама только больше запутывается. Её прощание с зелёными насаждениями вокруг дома - это на самом деле прощание с Орландо, которое она не в силах совершить, даже несмотря на то, что этот псих готов облить её керосином и поджечь или сбросить с балкона. Тот же, наигравшись в селф-харм (лишив себя глаза острой бритвой) и в Рэмбо (разнеся фургончик Доринды), возвращается туда, откуда начал. Потому что от реальности (этой квартиры, этих воспоминаний, этого невыносимого Медоро) не скрыться даже в безумии.

Режиссура финала намеренно, утрированно реалистичная, хотя и небезнадёжная. Кажется, нам оставили маленькие знаки того, что титульный герой сумеет принять сложившиеся обстоятельства и перестанет себя разрушать дальше (он одет, наконец-то в гражданское, он спокоен, и хотя стоит отдельно от других, он всё же вместе с ними повторяет финальные строки). Ну или мне ужасно хочется в это верить.

P.S. Незамутнённый фангёрлинг ))Collapse )

(2 comments | Leave a comment)

February 12th, 2019


03:27 pm - Фридрих фон Флотов. «Марта» в Граце
Когда читаешь синопсис (скучающая фрейлина, деревенская ярмарка, приёмный сын арендатора оказывается имеет благородное происхождение, приметное кольцо и т.п.), то, представляется этакая «Барышня-крестьянка», сусально-сахарная. На самом деле всё, конечно, тоньше.

Во-первых, фон Флотов, хоть и немец, а был французской школы. Во-вторых, опера 1847 года на подобный сюжет поднимает сразу очень много вопросов. Для кого она? Что они видели в ней, внуки войны и родители революции? Хотели забыться в идеальном мирке auld lang syne или считывали комментарий к современности? Долго ли напевали «Последнюю розу» по всему городу? И в-третьих, нынешняя постановка после стольких лет забвения (больше 20?) сама по себе примечательна.

Мне кажется, мы отвыкли от таких опер, самих в себе и для себя. Всё куча ассоциаций, смыслов, вписанности в контекст, на худой конец образовательная классика. Иногда приятно поглядеть на добропорядочную буржуазность. Только постановка стала совсем злой: леди заигралась, и когда заметила, что по ходу сломала чью-то душу, было уже поздно. Лионель решил, что лучше ему не возвращаться в этот мир и остался в своём, отгородившись от нас стеной безумия. Выбор между «быть» (определяемый прагматичностью Нэнси и Планкетта) и «казаться» (представленный сложносочинённым имиджем сэра Тристана) Лионель отвергает, но оказывается, что третий путь - это только дурдом.

(Leave a comment)

March 4th, 2018


09:27 pm - ​"Ариодант" в Венской государственной опере
Мне ещё, кажется, ни разу не доводилось видеть разные постановки одной и той же барочной оперы! Начнём же сказ о битве атамана Парамонова и Басурман-паши Зальцбурга против Вены, фестиваля против истеблишмента, барокко против классицизма.
Спойлер:Collapse )

Ничто, как говорится, не предвещало, и вдруг "Ариодант" в Венской опере. На всякий случай повторю, что это, мягко говоря, не самая известная опера Генделя, музыкально не сильно богатая хитами, зато с балетами в конце каждого акта (у Генделя были свои коммерческие резоны, но в муз.лит-ре, конечно, обсудили уже про французское влияние, закат барокко, и т.п.). Поскольку Венская опера - это заведение экстра-класса, для постановки взяли всех самых лучших: за пультом стоит Вильям Кристи, перед ним сидит оркестр Les Arts Florissants, на сцене выступают Сара Коннолли и Кристоф Дюмо (да! да! снова наш злодей, маньяк и душегубец!). Постановщика Дэвида МакВикара мы знаем по тому самому "Юлию Цезарю" с Коннолли же. Короче, пафос. Нет, ПАФОС. Даже так: П-А-Ф-О-С.

Задействованы, кажется, все возможности сцены. Огромные движущиеся декорации изображают шотландский замок внезапно 18 века. Я так полагаю, это связано с ориентацией на наивного зрителя (коего в Венской опере в отличие от фестиваля просто большинство, учитывая статус культовости заведения). Так вот, читает такой зритель программку: так-так, опера, Гендель, 1735 год. Что мы помним об 1735 годе? Ах, да, Ватто, Буше, Рокотов, ну примерно понятно. И ровно это ему и дают.

Массовка выглядит просто как сошедшая с полотен соотв.периода. Главные герои из замка укладывают волосы в хитрые причёски и выбирают костюмы с ненавязчивым тартаном или аллюзией на него. Женевра - в белом, Далинда и Полинессо - в тёмном (говорю ж, всё прямолинейно до зубовного скрежета), король в горностаевой мантии. Ариодант с Лурканио несколько выбиваются из этого ряда, поскольку не носят сложных причёсок и клетчатых нарядов, но всем видом изображают учтивых кавалеров (галантный век, вот это всё). Вообще у меня сложилось такое мнение, что костюмы и сцена не призваны были как-то поучаствовать в привнесении смысла, а больше про то, чтобы произвести впечатление: богато, красиво, душевно, ну и фоточки удачные можно наделать (из партера).

ФотопруфCollapse )

Сценография в принципе довольно никакая. Герои почти не смотрят друг на друга, поют в зал, почти не играют, короче, всё, что мне не нравится в классической опере :фейспалм: А, и ещё, чтоб покончить с недостатками, да капо арий исполняется в самой мерзкой манере, которую только можно представить: первая фраза даётся дивным бельканто а капелла с ритенуто и безумными модуляциями, а потом парочка украшений по ходу и всё, весь привет барочным импровизациям. Бесит.

Но всё это довольно неожиданно даёт совершенно потрясающий эффект очарования в первом акте (который в Зальцбурге был как раз самым нудным). Эта ваттошная массовка, обаятельная принцесса, которая тайком бегает поглазеть на рыцаря, сам рыцарь, типа наивный кавалер, про цветочки-березки-окушки- речки-поля, счастливый король, у которого всё хорошо, весёлый ужин с вином и танцами (Чен Рейс так здорово двигается, я прям уверена, что она минимум увлекается танцами) - невозможно не проникнуться этой воздушной камерной атмосферой европейского рококо. Полинессо со своими выходками (о да, наш любимый маньяк отрывается в своём духе - пристаёт и к девочкам, и к мальчикам, даже жаль, что только намёками, но зрителю с воображением и того достаточно) тут совсем не к месту, но его и мало, и кроме начальной сцены (до появления Ариоданта, кстати), он не оказывает никакого влияния на всеобщее благодушие, как и внезапная мазохистка-Далинда (втф?! - восклицает наивный зритель, следя за тем, как она столовой вилкой протыкает себе бедро). Кстати, Полинессо на пиру - а-ля ковдорский тан, ещё и исполняющий танец с саблями - отдельное украшение вечера.

Во втором акте всё это великолепие начинает разваливаться. Ариодант у Коннолли выходит ни рыба ни мясо: ни наивный чукотский юноша, ни пылкий влюблённый рыцарь. Над чем он убивается в Scherza infida совершенно непонятно: он ни разу даже не взглянул в сторону окна якобы Женевры. Вероятно, страдает по себе любимому. Само исполнение, меж тем, и-де-аль-но. Темп, баланс голоса и оркестра - магическим образом под чуткой палочкой Кристи захватывает так, что ты живёшь эти девять минут только в этой музыке.

Дальнейшие события в замке развиваются стремительно, но хаотично. Чуть не забыла, что в отличие от первого акта Лурканио тут прям очень естественный у Райнера Троста получается. Он вовсе не лирический тенор, а скорее боевой, о любви ему явно тяжелее даётся, чем о негодовании и о том, как бы кого порешить. Старый солдат, и не знает слов любви... Ахм, так, я отвлеклась. Женевра, значит, рыдает, король рыдает, Далинда кусает губы, все несчастны. Но во втором акте, как известно, после Scherza infida интересен только танец. Не разочаровали!!! Додали тлену и ангсту, что надо! Женевра как бы попадает в свой дурной сон, но её там никто не замечает и не слышит. Себя она видит нарядной куклой, над которой издевается бывшая рококошная массовка, теперь почему-то вся в виде развратных докторов Смерти. Буквально её ломают, а потом ещё устраивают гэнг-бэнг. Не то чтобы совсем натуралистично, но вполне убедительно. Женевре с её немым криком сочувствуешь.

Дальше - хуже. К третьему акту в замке вовсю хозяйничает Полинессо со своей бандой (они рвут и сжигают книжки, при этом главгад издевательски поёт арию про любовь, честь и прочие вирту). Женевра страдает, но как-то поверхностно. Лурканио убивает Полинессо на поединке совершенно подлым ударом в спину. Но никого это почему-то не беспокоит! Довольный собой и судьбой Ариодант заводит Dopo notte, и хоть бы мысль мелькнула про Женевру! Далинда, кстати, по бывшему даже не плачет, и вообще жмётся к Лурканио. До того всё доходит ну ооочень мееееедленно, ко второй части дуэта. Как и следовало ожидать, он встаёт в позу, (он вообще Далинду за руки хватал не лучше уже мёртвого герцога) и только её игра на том, что она жертва и её использовали (ну, ясное дело, вали всё на мертвых) спасает этот номер. Дальше все врываются к Женевре, она если и пугается, то неубедительно, только в дуэте с Ариодантом видны какие-то отголоски пережитого, но и они к концу номера проходят.

Поцелуй в диафрагму зажали!!! Хотя он там напрашивался. Наверняка тоже в угоду благородной публике, а то б раскудахтались.

И всё бы было ничего, как вдруг в последней сцене нам дают "Игру престолов". О.о Зачем?! За что?! Но Ариоданту и Женевре набрасывают на плечи меховые плащи (из Икеи), и они такие а-ля Джон Сноу и Санса Старк уходят в снег и во власть, отшивая бывших друзей и подруг в лице окончательно спевшихся Лурканио с Далиндой.



На заднем плане королевский пир показан банальной грязной пьянкой. Пьяный балет и завершает эту оперу.

Такое чувство, что авторы тебе подсунули сначала симулякр галантного века, а потом раздели его до "без художественных прикрас", оставляя зрителя судить, что же из этого правда. Терпеть не могу, когда так делают: подменяют авторское высказывание авторским многоточием.

Но Вильям Кристи и Кристоф Дюмо были на высоте, мне для счастья вполне достаточно.

(8 comments | Leave a comment)

June 9th, 2017


10:13 am - "Ariodante" в Зальцбурге (Троицын фестиваль 2017)
Ура! Ура! Снова барокко!
Боже, как я скучала-то, оказывается, что четыре с половиной часа на одном дыхании!

Немного прозы жизни: билеты адски дорогие :( Я всё понимаю, четырёхдневный фестиваль, премьера и одно представление, высшая каста барочно-оперной сцены, но не до такой же степени! Поскольку я сидела под потолком и сбоку, восприятие, конечно, у меня несколько искажено... Но не слишком )

Что мы знаем про "Ариоданта"? Не самая ныне популярная опера из Генделя, знаменитая, главным образом, бесконечной (не менее 10 минут в любой записи) арией главного героя Scherza infida, которую кто только не исполнял. Главную партию при жизни автора пел мужчина, ясное дело, главного злодея - женщина, а сама опера была "на французский манер" (если вы понимаете, о чём я) - с балетом в конце актов.

В Зальцбурге роль главного героя отдана директору фестиваля - Чечилии Бартоли, а за главного злодея Полинессо (герцога Албанского, гыгы :D но шотландского, конечно же) - главный злодей современности Кристоф Дюмо. Это ужасно смешно, на самом деле, потому что, кажется, сыграть положительного героя ему уже никогда не дадут ))) Злодей в типичном для него духе (кто видел его Толомео во всех "Юлиях Цезарях", тот поймёт) - маньяк и душегуб, ещё и с гадкой такой улыбочкой, отличной фигурой, идеально сидящем костюме и вообще. Брат главного героя Лурканио - трогательный лирический тенор Норман Райнхард (он прям с самого начала как выходит, так сразу такой Ленский-Ленский, хочется немедленно обнять и плакать). Женевру играет и поёт удивительная Катрин Льюек (надеюсь, я не сильно наврала с произношением). Какая-то зажатая и невзрачная в первом акте (где все довольны и счастливы), во втором и третьем (безумие-смерть-тоска-тлен) она буквально-таки крадёт если не всё, то половину шоу точно. Ещё одна звезда - Далинда в исполнении Сандрин Пьо.

Тут я сразу скажу, что на самом деле опера ни разу не про Ариоданта. Спасибо ему, конечно, что он своим появлением запускает общее движение, но, собственно, его роль этим и ограничивается. Во всех остальных событиях он участия не принимает, да и без него там отлично справляются: центральный момент обмана наблюдает Лурканио, он же сообщает об этом королю, он же расправляется с Полинессо. Далинда, я думаю, сама бы убежала от бандитов и вернулась в замок (куда ей ещё деваться-то). Несчастной Женевре вообще уже не до свадьбы, мне кажется, после пережитого. Короче, на самом деле зритель следит за судьбой женщин - Далинды и Женевры. Причём первая интереснее (потому что начинается с первого акта), а вторая сильнее в музыкальном плане (но только во втором и третьем). Режиссёр однако нам упорно навязывает этого рыцаря, причём - поскольку в сценарном плане никаких зацепок нет - остаются только внешние спецэффекты.



АриодантCollapse )



ЖеневраCollapse )



ДалиндаCollapse )

И на примере судеб этих людей нам ещё пытаются объяснить, что средневековье умерло, и неплохо бы заменить сияющие доспехи стильными костюмами. Ага. Щаз.

Кому больше картинок, тому сюда.

(Leave a comment)

December 29th, 2016


12:09 am - "Травиата" в Опере Граца
Отдаю долги сама себе.


Второй раз за год в опере! Видимо, это возмещение за предыдущий, когда я ни разу нигде не была.

Дело было 29 сентября, если я правильно помню. Картинко:


Я даже не знаю, с чего начать. Вообще-то, как известно, я в основном по барокко, но есть вещи, которые стыдно не знать культурному человеку (тм). Верди, например.

Лирическое отступлениеCollapse )

Так вот, Верди. Эта такая полная противоположность Вагнеру (комично, что они ровесники). Классическая в самом полном представлении опера. И это то, что переживает и никак не переживёт свою смерть. Как на днях сказал будущий директор Венской оперы (не спрашивайте, почему австрийцы в 2016 году решили назначить того, кто возглавит Госоперу только в 2020), если поставить эту оперу как её ставили при жизни - это будет смешно. И это так! Вагнер - это как бы вызов всем, в первую очередь исполнителям и оркестру, но и публике, и себе тоже. Вагнера любопытно осмысливать и препарировать, ужасные с т.зр. поэзии и здравого смысла либретто тут как нельзя кстати. Общие слова и косноязыкие метафоры допускают прямо противоположные интерпретации, жутко интересно! А Верди - это вот ровно то, что есть. Очень красивая музыка, допускающая как блестящее, так и вполне "нормальное" исполнение. Всё для публики - фанфары эти бесконечные в конце номеров, например, чтоб точно знать, что пора хлопать (не то что Вагнер - тут хлопай, тут не хлопай...). И сюжеты - очень прочно усаженные в повседневность - хотя и как бы шокирующие (ну вот как Травиата), но шокирующие для той публики, не для сегодняшнего дня. И вот что людям муз.театра делать? Материал - прекрасный, но сегодня ценность его для зрителя стремится к нулю. А ведь всем этим оперным певцам и певицам надо на чём-то учиться! Решение только одно - завлекать народ в театры режиссурой. Но сам материал ужасно сопротивляется какому бы то ни было "осовремениванию". (Замечу в скобках, что с барокко и не такое проделывают, но там музыкальная ценность сильно выше любых нарядов на исполнителях, поэтому это может быть комично, эпично, экстравагантно, вызывающе, безвкусно - то есть ровно то, что и было в барочном театре, и впечатление усиливает, но не портит).

Травиату я смотрела в постановке именитого Петера Конвичного. Я верю, что для Травиаты он сделал всё, что мог, и вряд ли кто-то мог сделать лучше. Предметом действия выбирается не любовь Виолетты и Альфредо, а собственно умирание Виолетты от туберкулёза. Общество, значит, ждёт, когда же она уже того, помрёт-с, и типа как в реалити-шоу наблюдает за процессом; во втором акте точит ножи (в буквальном смысле) на всех участников любовного треугольника и в итоге сжирает (на ужин) барона. В конце же на сцене остаётся одна Виолетта - и умирает в прямом смысле на глазах у публики и примкнувших к ней прочих действующих лиц. И в общем, эта интерпретация имеет право на существование, она умна, логична, стройна, прекрасно сделана лаконичными декорациями и выбором нарядов, и солистов, и проч.

НО!
Она живёт только в голове режиссёра и наученного зрителя, а музыкальная ткань и актёры ничего не могут с ней поделать, потому что находятся вообще в другом пространстве/других пространствах. Как, ну как хиппи-Виолу из второго акта (на даче) могла пробрать речь отца Альфредо, когда он говорит ей о Боге и предъявляет малолетнюю дочь, будущему которой якобы угрожает связь брата с куртизанкой? Оно всё мимо... При этом дуэт Жермона-старшего с ГГ - самое сильное место оперы! (Да что уж там, украл старик вечер у молодёжи чуть менее, чем полностью!) То же и про финальную встречу Виолетты и Альфредо - эмоции ГГ, как она играет, вполне верибельны, но текст - он совершенно мимо этой игры, потому что он про другое! Да, слащавые банальности - для нас, но для Виолетты из либретто вполне в духе и это действует по-своему сильно совместно с музыкой.

Я вот не могу сказать, что это опера или постановка плохая, или поют они там плохо, или орекстр какой-то не такой (ну, немного не такой, да! ужасно нарочитый, не люблю). Всё по отдельности хорошо, но вместе на меня не действует как произведение искусства, увы.

Из забавного: на сцене царило братство восточных славян, т.к. Виолетту играла русская девушка, любовника её - минский юноша (ужасно милый, но явно к концу не прозревающий), а за дирижёрским пультом стояла ураинка.

(1 comment | Leave a comment)

October 16th, 2016


02:51 pm - "Тристан и Изольда" в опере Граца
Местная пресса (точнее, конкуренты из Линца и Тироля) постановку осудили, а мне понравилось!
Может, конечно, дело в том, что это первая вещь после большого перерыва (после мюнхенского Вагнера был ещё отличный Гендель в Осло в 2014, но это, боюсь, упущенная глава). Так-то я не большой фанат Вагнера по-прежнему ))

ПрелюдияCollapse )

Акт первыйCollapse )

Акт второйCollapse )

Акт третийCollapse )
Зрители покидают театрCollapse )

(4 comments | Leave a comment)

August 20th, 2013


01:23 am - Парсифаль в Баварской гос.опере
Здравствуйте, меня зовут Марина и раз в год я смотрю оперу, чтобы потом написать об этом в жж.

Поскольку в 2013 году отмечается 200-летие Вагнера и Верди, и ни одна муз.сцена мира мимо этого события не прошла, пришлось мне придержать свою любовь к барокко до следующего раза. Если в литературе после экспрессионистов я практически ничего не читаю из классиков, за исключением современников, то с музыкой отношения мои ещё хуже - я замираю где-то веком ранее, вместе с Венской классической школой. Ну, так вот, выбор между Вагнером и Верди для меня примерно такой же, как между Ремарком и Хемингуэем - застрелите меня, короче. Но про Вагнера я хотя бы что-то знала, так что выбрала его.

В общем, в качестве подготовки я прочитала, кажется, весь сайт monsalvat.no (сборище почти всего релевантного "Парсифалю") и переслушала для верности лекции Гринберга (которые, хоть и мимо баварской интерпретации вообще от слова совсем, дают возможность свыкнуться с музыкальной тканью). Никаких рецензий на саму постановку не читала, кстати.

Да, лирическое отступление: из-за посещения BMW-Welt в театр я попала аккурат ко второму звонку да ещё и без евроналичности, безуспешно попыталась найти в округе банкомат, и в итоге осталась без програмки. Так что на момент самой оперы я была не в курсе того, кто поёт и что значат все эти странные декорации. Насчёт сцены у меня и сейчас имеются только свои спекуляции, а состав вот:
Amfortas - Thomas Hampson
Titurel - Ante Jerkunica
Gurnemanz - Kwangchul Youn
Parsifal - Christopher Ventris
Klingsor - Evgeny Nikitin
Kundry - Petra Lang

Если коротко про музыку: оркестр хорош, живой и волшебный, но при этом за ним из артистов далеко не всех и не всегда слышно на 100% (тут, конечно, главный у меня вопрос к постановке - зачем вообще нужны были мальчики из хора? - их реплики только с экрана и можно было разобрать в большинстве случаев).

Заметка в сторону: после первого акта хлопали, но не в партере :D Пойди теперь разберись - где снобизм, а где необразованность ))))

Про постановку в целом сказать что-то коротко и по делу я затрудняюсь. Что не остановит меня перед тем, чтобы поделиться всем тем, что следует ниже.

По актам всё довольно ожидаемо. В первом и последном старина Амфортас по-прежнему спасает шоу с душераздирающими подробностямиCollapse )

Второй акт прекрасен как рассвет, за исключением придирок неофитаCollapse )

Третий акт - реальная тоска, по крайней мере первая сцена. И этим всё сказано.Collapse )

Прежде чем раскрыть тайну баварского Грааля, давайте поговорим про декорации. Силы покидают меня, но я скажу!Collapse )

В финале же вы ни за что не догадаетесь, что произошлоCollapse )

(2 comments | Leave a comment)

August 10th, 2013


11:01 pm - Евгений Онегин в театре им. Вахтангова
Закрываю долги сама себе - вытягиваю записи из черновиков, записок и блокнотов.


Первое, о чём хочется говорить, - это техническая сторона вопроса. Зеркало в глубине сцены придаёт какую-то немыслимую глубину не только пространству, но и восприятию. В конце концов, можно даже следить за тем, что происходит, только в отражении - и эти размытые тени неожиданно оказываются живее и естественнее актёров. Как будто это скошенная стеклянная стена, за которой-то и есть истинная жизнь. Снег, заметающий сцену, как только события прекращают иметь пасторальный характер, тоже волшебный, белый, холодный, вьюжный. И качели, поднимающие замужнюю Татьяну на новую высоту, - тоже одновременно простые и завораживающие.
Далее про механикуCollapse )

~*~
Ладно, теперь о главном, об идейно-художественном своеобразии (да простит меня поляк).
Римас Туминас ставит совсем не замусоленный школьными сочинениями текст. Даже про дядю самых честных правил не вспоминают. С романом в стихах не то чтобы обошлись вольно, это слишком мягко сказать, его просто подвергли жесткому препарированию. И в итоге
а) Пушкина - болтливого и ироничного автора, с его почти пелевенскими аллюзиями к современной ему действительности - убрали вообще;
б) выкинули все затёртые до дыр школьные куски (включая и дядю, и описания природы, и пресловутый малиновый берет - привет, Большой!)
в) деконструировали письмо Татьяны ("она писала по-французски" - так что всё в каноне; справедливости ради, потом-таки пушкинский текст тоже зачли)
- и осталась просто история. Просто человека. Просто одиночества.
Дальше многоCollapse )

(4 comments | Leave a comment)

June 20th, 2013


01:00 am - Where no one has gone before
Пост написан исключительно с целью выгулять новый юпик.


Чтоя могу сказать: большое человеческое спасибо Джей Джею за новую встречу с любимыми персонажами. На этом всё.
Нельзя снять полный метр на сценарии, который умещается на формате А4. Серию хорошего сериала - можно, а нормальное кино - нельзя. Нелепости и алогичности прямо-таки бросаются в глаза даже такого благодарного зрителя, коим я являюсь. (Краткий пересказ с наиболее "выдающимися" моментами можно найти вот тут - спасибо, сестра!)
Но самое ужасное - это то, что они сделали с Кирком (при том, что все остальные персонажи прекрасны - и Спок, и Сулу, и Чехов, и Скотти). Ну не мог, не мог наш капитан сказать такое:

The Enterprise and her crew needs someone on that chair who knows what he's doing. That's not me.

Он бы повторил просто: On the bridge, Mr Spock, - и улыбнулся.

(3 comments | Leave a comment)

June 17th, 2013


11:27 am - Прерафаэлиты в ГМИИ
Побывала сегодня на выставке "Прерафаэлиты - викторианский авангард" в Пушкинском. Ммм... Вот, с одной стороны, вроде, мечта сбылась, привезли, посмотрела... Но с другой, выставка - просто кошмар :(

В ней плохо всё - начиная от выбора картин и заканчивая их развеской (освещение хорошее, придираться не буду). Заглавная и плакатная Прозерпина укрыта где-то между шпалерами и обоями Морриса и Ко. Благовещенье (которое Ecce Ancilla Domini) повешено рядом с "объяснением" к группе картин с темой Спасение, причём так, что невозможно одновременно рассматривать полотно и не мешать читающим (равно как и наоборот). Картины в группах (Спасение, Образы прошлого, Природа, Красота, Поэтическая живопись, Утопия) собраны мало того, что противоречиво, так и в принципе хаотично. В развеске нет ни красоты, ни логики. Зачем среди Образов прошлого Дробильщик камней и Труд? Почему Офелия там же, среди Образов прошлого? Почему при этом Двенадцатая ночь на другой стене (Спасение)? Какое отношение имеет Английская поэзия к Спасению (если на выставке нет Уиклифа, читающего свой перевод Библии)? Почему Христос в родительском доме и холманхантовское Нахождение во Храме разнесены, хотя читаются как продолжение и противопоставление (Милле и Ханта, 50-х и 60-х)? Где вообще Природа "по Рёскину"? (ну, не считать же один-единственный Ледник)? Почему нет полноценного Бёрн-Джонса?

Короче, WTF? - спросит наивный зритель.

Да, я тру-фанат и требую бережного к себе отношения!

И, ведь были же примеры нормального представления прерафаэлитов! Вон, когда аукцион (то ли Сотби, то ли Кристи) привозил в качестве рекламы далеко не важнейшие работы братства и последователей. Или, скажем, в том же Пушкинском была сумасшедше прекрасная выставка Блейка (с ударом в конце в виде как раз Beata Beatrice).

Но, в общем, стоит отвлечься от реального, чтобы оценить идеальное. Их жизненность в исторических полотнах. Краски, такие яркие, будто только что наложенные. Фотографическую точность. Женские лица. Зарождение дизайна как такового. Россетти и блейковские традиции в нём. Разные пути.

Кстати, хитов на выставке действительно много:
- Благовещенье
- Это ваш ребенок, сэр!
- Христос в родительском доме
- Пробужденный стыд
- Гугенот
- Дочь дровосека
- Офелия
- Марианна
- Прогулка по берегу
- Прозерпина
- Клара фон Борк и Сидония фон Борк
- Монна Ванна и Монна Помона
- Возлюбленная
- Апрельская любовь

(Leave a comment)

> previous 10 entries
> Go to Top
LiveJournal.com